23 СЕНТЯБРЯ — 25 рядовое воскресенье — ЕВАНГЕЛИЕ Мк 9, 30-37

+ Чтение святого Евангелия от Марка.

 

В то время: Удаляясь от горы, Иисус и ученики Его проходили через Галилею; и Он не хотел, чтобы кто узнал. Ибо учил учеников Своих и говорил им, что Сын Человеческий предан будет в руки человеческие, и убьют Его, и, по убиении, в третий день воскреснет. Но они не разумели сих слов, а спросить Его боялись. Пришёл в Капернаум; и когда был в доме, спросил их: о чём дорогою вы рассуждали между собою? Они молчали; потому что дорогою рассуждали между собою, кто больше. И, сев, призвал Двенадцать, и сказал им: кто хочет быть первым, будь из всех последним и всем слугою. И, взяв дитя, поставил его посреди них, и, обняв его, сказал им: кто примет одно из таких детей во имя Моё, тот принимает Меня; а кто Меня примет, тот не Меня принимает, но Пославшего Меня.

 

Слово Господне.

 

Толкование Священного Писания на основе текстов Святых Отцов 

 

1/ Удаляясь от горы, Иисус и ученики Его проходили через Галилею; и Он не хотел, чтобы кто узнал. Ибо учил учеников Своих и говорил им, что Сын Человеческий предан будет в руки человеческие, и убьют Его, и, по убиении, в третий день воскреснет. Но они не разумели сих слов, а спросить Его боялись.

Везде слово о Своем страдании соединял Иисус с чудотворениями, дабы не думали, что Он страдал по немощи. И теперь, сказав прискорбное слово, что «убьют Его», присовокупляет и радостное, — что «в третий день воскреснет», дабы мы знали, что за скорбями всегда последует радость, и поэтому дабы не истаивали духом напрасно в скорбях, но надеялись получить что-либо и радостное.

Евангелист Марк замечает, что Христос и этот раз проходил Галилеей неузнанным, потому что Его деятельность здесь уже приближалась к концу. Чудо, которое Он совершил после Преображения, было последним в Галилее. Народ должен отныне искать вразумления не у Христа, а у апостолов. Всё Свое время в это путешествие Христос посвящал подготовлению учеников Своих к их будущей деятельности и притом особенно внушал им мысль о Своей скорой насильственной смерти. Если в Мк. 8:31 Христос также говорил об ожидающей Его смерти, то там Он говорил об этом как о чём-то должном совершиться, здесь же Он говорит о Своей смерти как о факте, который уже, можно сказать, готов совершиться («Сын Человеческий предан будет»).

2/ Но они не разумели сих слов, а спросить Его боялись. Пришёл в Капернаум; и когда был в доме, спросил их: о чём дорогою вы рассуждали между собою? Они молчали; потому что дорогою рассуждали между собою, кто больше. И, сев, призвал Двенадцать, и сказал им: кто хочет быть первым, будь из всех последним и всем слугою.

Ученики, имея еще человеческие помышления, спорили между собой о том, кто из них больше и почетнее у Христа. Но Господь, хотя не возбраняет стремления к большей чести (ибо повелевает нам желать высших степеней), однако, не дозволяет нам похищать первенство у других; напротив, хочет, чтобы мы смирением достигали возвышения. Так он поставил посреди учеников дитя и поучает нас быть ему подобными. Дитя ни славы не ищет, не завидует, не помнит зла. Да и не тогда только, — говорит Иисус, — вы получите великую награду, когда сами будете такими, как дитя, но если и других подобных примете ради Меня, и за это получите Царство Небесное, поскольку примете Меня; а принимая Меня, примете Пославшего Меня.

Из Евангелия Марка видно, что ученики рассуждали друг с другом о том, кто из них выше. Молчание их свидетельствует о том, что они устыдились, поняв, что их разговор, который они вели между собой, все-таки известен Христу. Молчаливо они, так сказать, исповедали пред Ним свой грех.

Чтобы быть первым, не поступают так, как говорит Господь Иисус Христос; другим не служат; ищут, чтобы им служили. Господь говорил не о первенстве среди людей, первенстве земном. Он говорил о тех, кто хочет быть первым в глазах Божиих, но не в глазах человеческих. Им говорится, что они должны быть последними, а не первыми, должны всем служить. Это рассуждение не человеческое. Как видите, ставится требование совсем особенное, неведомое миру: быть последним, быть всем слугой — того называет Господь первым в очах Божиих.

Трудно ли это исполнить? Нет, несравненно легче, чем быть первым среди людей, чем стать первым в глазах человеческих. Чтобы стать первым в глазах человеческих, нужно добиться влияния, добиться власти, добиться богатства. Здесь ничего этого не требуется: будь всем слугой,тогда будешь первым в очах Божиих. Это совсем не трудно, только будь смирен духом. Невозможно это для тех, которые полны гордости и превозношения.

Кто способен быть слугою всем, исполнить эту заповедь Христову? Только добрые, тихие, очень скромные люди, ничего не желающие от людей. Такие всем служат, никогда не добиваются первенства, а желают быть последними. Таких незаметных, тихих, бедных, иногда даже презираемых людей много-много среди христиан. Они не помышляют о первенстве, не добиваются уважения и чести в глазах людских, а только тихо и незаметно делают свое великое дело, которое требует Господь Иисус Христос.

Никому не ведомые, никем не замечаемые, они творят это святое дело — служат всем, чем могут: каждого стараются обласкать, каждому услужить, каждому что-нибудь сделать нужное; стараются утешить хорошим, добрым словом. У них есть живая, постоянная потребность всем служить, ибо всех они любят.

Они даже не осознают, не замечают того, что творят; не придают никакого значения этим малым услугам. Не думают, что это может быть велико и свято в очах Божиих, не думают, что эту заповедь Христову исполняют. Такие неведомые для людей являются первыми в очах Божиих.

Каждый из христиан может сказать доброе слово ближнему своему; каждый может услужить ближнему своему. Исполняйте эту святую заповедь, и будете первыми в глазах Божиих!

В Царстве Иисуса Христа большинство приобретается смирением и смиренным служением всем и каждому. Господь оставил нам образ, да последуем стопам Его. А Он, будучи Сыном Божиим, уничижил Себя Самого, приняв образ раба… смирил Себя, ради нашего спасения, быв послушным даже до смерти, и смерти крестной (Фил. 2,7–8).

3/ И, взяв дитя, поставил его посреди них, и, обняв его, сказал им: кто примет одно из таких детей во имя Моё, тот принимает Меня; а кто Меня примет, тот не Меня принимает, но Пославшего Меня.

Речь идет об обыкновенном ребенке. Вероятно, евангелист здесь сокращает речь Христа, Который, несомненно, объяснил апостолам, что под ребенком Он понимает людей смиренных.

Он убеждал их быть такими же смиренными и естественными. Ведь дитя чисто от зависти и тщеславия, и от любви к первенству. Дети также обладают величайшими добродетелями — простотой, непритворством и смирением. По этой причине необходимы нам не только мужество и разумение, но и эти добродетели, то есть смиренномудрие и простота.

Почему Господь так нежно любил детей и так нежно ласкал их («обняв его»)? Потому что дети — образ вновь родившихся в Царство Божие, родившихся от Духа… «Истинно, истинно говорю тебе, если кто не родится свыше, не может увидеть Царствия Божия» (Ин. 3:3). Дитя и есть образ возрожденного для Божия Царства. Его душа чиста… Она не испорчена злом мира. Вот почему и сказал Господь в другом месте: «Таковых (детей) есть Царствие Божие» (Мк. 10:14) и «ангелы их на небесах всегда видят лице Отца Моего Небесного» (Мф. 18:10). Святой евангелист Матфей, который подробнее передает этот момент беседы Христа, с наибольшей последовательностью, сравнительно с другими евангелистами, воспроизводит речь Господа. Христовы ученики интересуются: кто больше в Небесном Царстве? (Мк. 9:34, Мф. 18:1). Господь ранее уже ответил на это: больше тот, кто отказался от себя, бросил себя, похоронил себя старого и грешного и возродился вновь (Мк. 8:34-37, Ин. 3:3-8). Сейчас Господь только иллюстрирует Свою мысль: берет ребенка, обнимает его, ставит посредине и поясняет: «Истинно говорю вам, если не обратитесь (не переродитесь) и не будете как дети, не войдете в Царство Небесное» (Мф. 18:3). И еще добавляет для исчерпывающей ясности: «Итак, кто умалится (станет ребенком по душе), как это дитя, тот и больше в Царстве Небесном». И настолько бесспорна эта мысль о младенчестве души, годной для Божия Царства, настолько она ценна, настолько образ ребенка должен быть памятен для людей как живой идеал стремящихся к Божию Царству, что Господь позднее еще раз утверждает этот образ: «Кто не примет Царствия Божия, как дитя, тот не войдет в него»(Мк. 10:15), и, мало того, Господь венчает наградой только принявших его и еще не осуществивших. Принявших этот идеал и ласкающих ребенка, как образ детей Божия Царства, Господь венчает утешительным обетованием, что в лице ребенка они принимают Его Самого. «Кто примет одно из таких детей во имя Мое, тот принимает Меня». Истинно Господне слово. Если принявший праведника и принявший пророка удостаивается чести праведника и пророка, то, конечно, принявший ребенка как часть Господню, т.е. наследника Божия Царства, сам приобщается части Господней и как бы Самого Христа принимает.

Related posts

Leave a Comment