Интересные статьи 

Существует ли Бог?

Мы проехали Перемышль, и поезд быстро уносил нас в сторону Кракова. У окна друг против друга сидели двое молодых людей. Один из них – художник-портретист, еврей, как позже выяснилось из разговора. Мы говорили с ним о предназначении человека и пришли к мнению, что единственно уподобление Богу, то есть внешняя Божия слава, составляет его истинную цель и является полнотой счастья для всякого творения. На одной из станций в наше купе вошли несколько человек, среди которых был интеллигентного вида мужчина, севший напротив меня. Он сразу же присоединился к нашему разговору и спросил:

– Разве возможно знать, существует ли Бог?

– Конечно.

– В это, наверное, можно только верить; никто не может доказать существования Бога.

– А я могу Вам очень просто это доказать.

– Меня уже никто в этом не убедит.

– Разве что Вы изначально отвергаете всякие рассуждения.

– Вовсе нет.

– Хотела бы и я услышать ясное доказательство этого, – вмешалась сидящая рядом женщина.

– Прошу прощения, но ради наших новых спутников мне придется вернуться к вопросам, о которых мы здесь уже говорили, – обратился я к своим попутчикам, сидящим у окна.

– Пожалуйста.

– Простите, какое у Вас образование? – спросил я мужчину, сидящего напротив.

– Университетское, я изучал право.

– И философию также?

– Нет, но что общего у философии с верой?

– Вера должна быть разумной, и в этом ей помогает как раз философия, в особенности при решении вопроса о существовании Бога. А теперь нужно определить то, в чем бы мы все были согласны, и от этого нам надо будет отправляться. В противном случае мы бы строили наши рассуждения на сомнительном фундаменте. Итак, начнем. Ответьте мне на вопрос: существуете ли Вы?

– Да, но я являюсь лишь частью земли.

– Давайте позже поговорим о том, чем мы являемся. Сейчас я только спрашиваю, существуете ли Вы?

– Да, существую.

– А вы? – обратился я к сидящей рядом женщине.

– И я.

– Может быть, кто-то считает иначе? – спрашиваю я остальных попутчиков.

Все согласны.

– Следовательно, наше существование несомненно.

– Я бы так не сказал.

– Почему?

– Потому, что мы ничего не можем знать наверняка; что утверждают одни, тому противоречат другие.

– То есть, Вы не уверены в Вашем существовании?

– Я только часть материи во Вселенной.

– Повторяю, что речь идет не о том, чем вы являетесь, но о том, существуете ли Вы вообще. Иначе, являетесь ли Вы чем-то или ничем.

– Конечно, я не являюсь „ничем”.

– Вы уверены?

– Уверен.

– У Вас есть часы?

– Есть, – ответил он, доставая их из кармана.

– Они Ваши?

– Мои.

– Точно?

– Без сомнения.

– Если бы Вы сомневались в этом, я бы попросил их у Вас и положил в свой карман (попутчики смеются). Таким образом, ложна Ваша предпосылка о том, что мы не обладаем несомненным знанием, если Вы признаете несомненным собственное существование и не имеете желания сомневаться в том, что эти часы принадлежат Вам. А я существую?

– …Да.

– А эта госпожа, тот господин и все здесь присутствующие?

– Также.

– Абсолютно точно?

– …Точно.

– Почему Вы так считаете?

– Потому, что… мои глаза ясно говорят мне об этом.

– А эти луга и поля, мелькающие за окном, весь мир и звезды над нашими головами – существуют ли они?

– Да, существуют. Я признаю, что все, что мы видим, существует. Но ведь Бога мы не видим.

– Ответьте мне, пожалуйста, на вопрос: идет ли впереди локомотив?

– Конечно.

– Вы уверены?

– Уверен

– А Вы его видите?

– Нет, но если бы его не было, то мы стояли бы на месте.

– Следовательно, вы также признаете, что мы можем познать что-либо, не только видя это непосредственно, но, исходя из последствий, придти разумом к познанию соответствующей причины. Я Вас правильно понял?

– Да.

– Что бы вы подумали о человеке, который бы так говорил о своих часах: „Металл для корпуса моих часов случайно отломился от куска руды, чудесным образом переплавился, очистился и приобрел свою форму. Случайно на нем появились надписи. Стекло тоже случайно переплавилось и отшлифовалось. Шестеренки появились сами. И другие части механизма появились абсолютно случайно, затем соединились в данном порядке и теперь, совершенно случайно, часы показывают время”. Если бы кто-либо утверждал это абсолютно серьезно, то что бы Вы о нем подумали?

– Что он страдает помешательством.

– А ведь в природе существуют организмы во много раз более сложные. Изучая анатомию, вы наверняка поражались строению человеческого глаза. Сколько в нем различных частей, как они исправно и прекрасно служат нашему зрению. Вся природа состоит из миллионов и миллиардов организмов, которые живут, развиваются и размножаются. Разве можно утверждать, что все эти чудеса природы только случай? Кто-нибудь мог бы сказать: „Да, это не происходит беспричинно, но эти причины имеют свои причины, а те – свои”. Должны ли мы в этой, пусть даже бесконечной череде причин, принять какую-то первую? Сами по себе причины не содержат никаких совершенств [т.е. положительных свойств. – Ред.], но передают то, что сами получили, а мы хотим найти творца совершенства. Должна быть какая-то первая причина… И эта причина – Бог.

Related posts

Leave a Comment