Интересные статьи 

Об инквизиции

Интервью со знаменитым профессором истории Августином Барромео

Рим. Летом 2004 г. библиотека Ватикана опубликовала литературный труд, посвященный такой непростой теме как Инквизиция, в создании которого принимали участие более трехсот историков, имеющих международное признание. Эта книга (1) является результата работы симпозиума, состоявшегося в Ватикане в октябре 1998 года. Редактором этой книги стал Августин Барромео, профессор истории нескольких университетов Рима. В представленном интервью он раскрывает смысл своей работы.

– Для начала, наверное, будет не лишним сказать несколько слов о том, что понимается под словом Инквизиция.

– Инквизиция – это собрание церковных трибуналов, которым Папа предоставил право судить за совершение преступлений религиозного характера: ересь. Эти трибуналы обладали самостоятельной организацией и специальными процессуальными нормами. Инквизиция развивалась различными путями, в зависимости от времени и места. Она была активна в XIII и XIV веках, в течение которых боролась против катаров и вальденсов (две еретических группы). Позже она пережила свое возрождение в ХVI и ХVII веках с образованием новых трибуналов на Пиренейском полуострове, специально направленных против иудеев и мусульман, (внешне принявших христианскую веру), а также с появлением римского трибунала Sanctum Officium, изобретенного специально для борьбы против распространения протестантизма. Эти суды были упразднены в период между второй половиной XVIII и первыми десятилетиями XIX веков.

Сила правды

– В тот момент всех удивило, что Святой Престол проводит конгресс об Инквизиции в присутствии экспертов – представителей различных культур. О чем же конкретно попросил Вас Папа?

– В ходе приготовлений к Юбилею 2000 года Иоанн Павел II сказал, что Церковь должна была бы попросить прощения за те случаи, когда

Ее дети, на протяжении всей истории, представляли собой обратное свидетельство веры. Это желание конкретизировалось на знаменитом собрании „Очищение памяти”, которое проходило в Соборе Святого Петра 12 марта 2000 года. Этот день был одним из основных в праздновании Юбилея.

Специально для этого Папа заранее попросил историков провести серьезные исследования по теме «Инквизиция», потому что нет причины просить прощения за мифы и ¬¬легенды, которыми она окружена. За какие конкретные факты Церковь должна просить прощения? Это – первый вопрос, и наша работа состояла в том, чтобы предоставить теологам исторические данные.

– Папа приветствовал презентацию книги своим письмом, которое не являлось простой вежливостью.

– В этом письме, хотя оно и было очень кратким, Папа объясняет, зачем организован этот симпозиум и говорит, что дети Церкви, в определенном отрезке времени связанные с Инквизицией, давали обратные свидетельства католической веры. И, в конце концов, мы приходим к тому, что весь институт Инквизиции – это обратное свидетельство, вызывающее только возмущение и негодование. Цитируя слова II Ватиканского Собора, напоминает, как должна защищаться правда: „истина насаждается силой самой же истины”. Это означает, что не может существовать никаких форм физического насилия для того, чтобы внушить правду, единственный способ сделать это – свидетельство веры. Поэтому Папа снова просит прощения, как он уже сделал это на Юбилее.

– Кое-кто может сказать, что это немножко поздновато?

– Никогда не поздно признать свою собственную вину. Более того, никто этого не просил: было бы поздно, если бы просьба о прощении пришла годы спустя после того, как об этом было спрошено. Папа Иоанн Павел II, одним из главных качеств которого является пророческое видение, предвосхитил то, что чуть позже это стало бы очень чувствительным вопросом.

Интересно то, что не только никто не просил об этом, но и то, что в начале это считалось напрасным беспокойством. Вспоминаю одного высокопоставленного священника, который движимый своим пастырским беспокойством, спросил нас: „Зачем было сделано все это, что может смутить простые души, породить непонимание, зачем освещать столь сложные вопросы, о которых люди либо забыли, либо не знают вовсе”. Ответ был таков: служение правде – это то, что нужно делать всегда.

Для того чтобы понять причины

– Как судить исторические события без того, чтобы судить людей, которые в них участвовали?

– Это не задача Церкви – судить людей, и тем более осуждать их. Мы просто пытаемся увидеть причины, повлиявшие на то, что Церковь, основанная на любви и евангельском свидетельстве, настолько удалилась от своих корней. Церковное сообщество должно взять на себя ответственность за это. Но никто не может судить ни морально, ни даже юридически, потому что осуждение подразумевает вину, и осуждать все это с точки зрения нашей ментальности и культуры – бессмысленно. Нужно иметь в виду весь контекст, обстоятельства, преобладающий образ мышления, культурное окружение и так далее. Но не затем, чтобы оправдывать, а для того, чтобы понять механизмы, которые спровоцировали возникновение специального наказания за ересь. В первые десять-двенадцать веков еретиков удаляли от христианской общины, но не наказывали физически.

– Вы не могли бы упомянуть какие-нибудь причины такого расхождения?

– Сама гражданская власть подтолкнула Церковь к тому, чтобы преследовать еретиков, потому что еретики в Средневековье рассматривались королями как нарушители мира и социальной гармонии. Более того, много раз само население поддерживало Инквизицию, потому что люди считали еретиков врагами и представителями дьявола. Наказание смертью было вещью весьма распространенной.

Применение истории в идеологических целях

– Просить прощения за конкретные события, а не за мифы и фантазии. Очевидно, Инквизиция – это благодатная почва для тех, кто использует историю в идеологических целях.

– Это использование (сейчас можно назвать черным PR-ом или „черной легендой”) родилось впервые в XVI веке в Голландии, Бельгии и др., в последнее время эти попытки представить Инквизицию в самом плохом свете предпринимаются антицерковными авторами с начала XIX века. Это дало начало обратной реакции католических писателей, которые хотели защитить Инквизицию. И пришли к тому, что создавали хвалебные тексты в пользу Инквизиции, приводя в пример довольно слабые аргументы, как, например, то, что она была нужна, потому что гарантировала единство веры.

Другие говорили, что на самом деле Инквизиция была государственным институтом, но и это не правда. Действительно, правда, в том, что, что испанский король отчасти контролировал Инквизицию, как и епископов. Потому что он сам назначал главного инквизитора. Но свои полномочия рядовой инквизитор все-таки получал от церковных властей. Хотя формально инквизитор мог быть назначен и королем, но он не мог занимать своего поста до тех пор, пока не получал специального приказа от Папы.

Сегодня, к счастью, Инквизиция не становится пристальным объектом полемики или восхваления. Она изучается в научных кругах, как и любой другой феномен – плохой или хороший, который принадлежит истории.

– Тем не менее, стереотипы об Инквизиции, судя по всему, еще долго останутся в сознании людей.

– Мне кажется, что это так, потому что в отличие от других исторических событий Инквизиция всегда ассоциировалась с очень яркими и сильными образами – с костром и пытками. Интересно, что никто особенно не задумывается над тем, что, например, знаменитая Декларация Независимости Соединенных Штатов, в которой говорится: „Все люди равны, наделены Творцом равными и неотъемлемыми правами, такими как право на жизнь, свободу и самостоятельные поиски счастья”, – была написана людьми, которые пользовались услугами рабов в своих домах, как например Томас Джеферсон. После написания Декларации рабство в Соединенных Штатах просуществовало еще один век.

Но рабство у нас так не ассоциируется с пытками и костром, как Инквизиция. Этот распространенный стереотип проник в художественную литературу благодаря различным памфлетам, а в некоторых случаях даже в учебники истории. Поэтому для обычного человека с улицы Инквизиция означает костер и пытки. Однако точные исторические факты дают несколько другую картину. Тем не менее, сущность проблемы не меняется, так как Инквизиция – это действительно обратное свидетельство христианской веры и скандальный факт в истории Церкви, потому что она связана с использованием силы, насилия в деле насаждения религии.

Гражданские суды сожгли в 500 раз больше «ведьм», чем Инквизиция

– Внимание людей всегда привлекали исторические события, связанные с сожжением «ведьм». Как это было на самом деле?

– В течение трех веков (о чем есть достоверное документальное подтверждение) Инквизиция приговорила 4-х «ведьм» в Португалии, 59 – в Испании и 36 – в Италии. То есть, всего 99. Гражданские суды за тот же период осудили 100000 «ведьм» по всей Европе, из которых 50000 были сожжены на костре. А, например, в Германии, где Инквизиции не было и большинство было протестантским, – гражданские суды приговорили к казни 25000 «ведьм», и это в стране, где насчитывалось 16 миллионов жителей. На территории сегодняшнего Лихтенштейна, где тогда проживало 3000 человек, были осуждены 300 «ведьм».

– Откуда такой резкий контраст?

– Необходимо иметь в виду, что Инквизиция осуждала «ведьм» только в тех случаях, когда в их деятельности можно было бы обнаружить проявление ереси. В целом эти подозрения связывались с различными таинствами: например, унижение и осквернение причастия, «крещение» различных объектов для того, чтобы найти клад и т.д. Со своей стороны гражданские трибуналы осуждали уже на основании того, что «ведьма» была признана «ведьмой». Обычно такие формы исключения из общества определенных людей были больше характерны для горных селений, нежели городов: «ведьмы» не были городским феноменом.

Приговоры и пытки

– Какова главная причина судебных процессов и приговоров?

– Такие средства как пытки и смертельный приговор были не так часты, как обычно считают. Во многих случаях наказание носило духовный характер: епитимия, паломничество и т.д.

Документы о деятельности венецианской Инквизиции располагают данными о 3600 процессах, из которых смертельным приговором закончились 26 дел, из них 23 процесса велись в период между 1547 и 1588 годами. И с 1588 по 1705 годы не было вынесено ни одного смертельного приговора. Последние три казни были осуществлены в течение следующих 150 лет, до упразднения Инквизиции в конце XVIII века.

Повторяю, что все эти исторические данные, которые так контрастируют с общепринятым мнением, достоверны и не являются желанием скрыть правду, напротив, их поиски были продиктованы стремлением найти правду: и слова Папы, которые я привел ранее, считаю абсолютно точными.

– Почему вы публикуете эти труды сейчас, почти 6 лет после конгресса?

– Причины были чисто техническими. Конгресс состоял из докладов и дискуссий. Содержание некоторых из них было настолько интересным, что было решено попросить авторов записать все сказанное. Это заняло больше времени, чем мы полагали. Некоторые люди поняли эту задержку, как наличие определенного давления, направленного против публикации, и это абсолютно абсурдная гипотеза.

В любом случае, благодаря научной строгости и богатому материалу, сегодня эта книга является определенной точкой отсчета в деле изучения Инквизиции. Я убежден, что эта публикация демонстрирует интересные интеллектуальные дебаты по теме и предполагает новые исследования.

________________

(1) Agostino Borromeo (ed.). L¨Inquisizione. Biblioteca Apostolica Vaticana. Collana “Studi e testi”. Città del Vaticano (2004), 788 стр.

(Диего Контрерас, «Асепренса» 85/04; www.aceprensa.com  )

Related posts

Leave a Comment